В минувшее воскресенье в селе Каракол (Онгудайский район) состоялась встреча нескольких кандидатов на должности в разных уровнях власти с избирателями. На встрече, где собралось около 50 жителей Онгудайского района, исповедующих традиционную алтайскую веру, присутствовал Сергей Михайлов. Кроме того, по приглашению Михайлова и Мергена Теркина на встречу пришли молодые учёные-антропологи из МГУ, которые как раз работают в настоящее время в Онгудайском районе.

Михайлов пришёл на встречу, когда один из участников собрания исполнял, аккомпанируя себе на топшуре, благопожелания в технике горлового пения. Участники собрания с большим удовольствием слушали это пение. Затем наступил черёд обсуждения насущных проблем. Кандидат на должность Главы Республики Алтай, эл башчы Мерген Михайлович Теркин представил Сергея собравшимся и дал ему слово.

"Я не держусь "когтями" за власть"

Сергей Михайлов: - Уважаемые участники собрания, меня зовут Сергей Михайлов, я создатель газеты «Листок», кроме того, я член руководства Партии народной свободы (ПАРНАС). 1 июня Мерген Михайлович Теркин обратился к нам с тем, чтобы мы помогли ему выдвинуться на должность Главы Республики Алтай, мы в обмен попросили, чтобы Мерген Михайлович вошел в первую тройку нашей партии по республике. С выдвижением Мергена Михайловича пришлось поступить несколько по-другому, чем мы изначально планировали, тем не менее, он сейчас является кандидатом и мы надеемся, что он сможет собрать подписи для прохождения так называемого муниципального фильтра и станет одним из кандидатов на должность Главы РА. Я сам как лидер республиканского отделения партии, возглавил партийный список и мы попытаемся выиграть менее масштабные выборы – в Государственное Собрание – Эл Курултай. Я сегодня приехал с помощниками. Для того, чтобы нас зарегистрировали, мы собираем подписи граждан, готовых поддержать наше выдвижение. Вчера мы здесь работали весь день, работаем и сегодня, надеемся, что и вы нас поддержите [помощники Сергея Михайлова в это время начали сбор подписей среди участников собрания - за два дня выдвижение списка Партии народной свободы только в Караколе и близлежащих сёлах поддержали более 100 человек].

Хочу сказать и еще одну вещь. Мерген Михайлович идет вторым номером в тройке Партии Народной свободы, и если власти заблокируют его выдвижение на пост Главы Республики Алтай... я иду первым номером в списке и параллельно иду по округу №3 в Горно-Алтайске, как вы знаете, я бывший депутат Республики Алтай с 2010 по 2014 год, – если так случится, что я проиграю округ, а Мергена Михайловича не зарегистрируют, но наш партийный список получит более 5 тысяч голосов, более 5 процентов, я публично пообещаю – в этом случае, если мы получим лишь один мандат, я отработаю два с половиной года, напишу заявление о снятии с меня депутатских полномочий с тем, чтобы следующие два с половиной года Мерген Михайлович смог работать депутатом Госсобрания. Я специально приехал, чтобы сообщить об этом вам всем лично, сейчас идет видеозапись, мы ее выложим в Интернет, чтобы все знали – я не держусь "когтями" за власть, как, допустим, господин Бердников, я знаю, что такое работа в Госсобрании, кроме того, как член Федерального политсовета Партии народной свободы я занимаюсь большой работой по инициации процедур референдума по всей России. Может получиться так, что мы разделим один мандат в Госсобрании. Поэтому. я вас прошу, кроме работы по муниципальному фильтру вести работу и по агитации за список Партии народной свободы, чтобы у нас был хотя бы один голос в Госсобрании, чтобы с трибуны Госсобрания добиваться того, чем занимается газета «Листок», чем мы занимаемся как общественники – защищать права наших граждан, защищать наш Алтай!

Мерген Теркин: - Сергея Сергеевича Михайлова вы знаете как учредителя газеты «Листок» – газеты с самым большим тиражом в Республике Алтай. Он столько лет подряд борется, говорит, хотя иногда остается один, даже в Курултае когда его депутаты не поддерживали – он идет своим путем. Призываю поддерживать этого человека и партию, потому что сегодня у нас не только в Республике Алтай, но и в России такая ситуация – очень много прокремлевских партий, это ни для кого не секрет. Партии свой определенный процент поучают, занимают какой-нибудь комитет и все. И от выборов к выборам этим занимаются. И у россиянина складывается впечатление, что все заранее распланировано и исход выборов заранее предрешен. Другие политики всегда говорят, что у нас в России демократия, у нас честные выборы... Все это чушь и по всей стране люди очень сильно возмущаются... Вы все знаете, я несколько раз выдвигался в Курултай, оставался вторым, и в районные депутаты – тоже вторым был. Сам себе задаю вопрос – не последний, не предпоследний, а всегда второй. Почему? Потому что против меня всегда работает власть, административный ресурс, партия «Единая Россия». Может быть, я бы и победил где-то, но путем фальсификаций всегда меня отбрасывают на второе место. Это мое мнение. Может, я прав. Может, нет.

Про трезвый Алтай, выборность мэров и депутатов-предателей

О своих намерениях представлять в Госсобрании Онгудайский район (за исключением некоторых сел) рассказал кандидат от Партии возрождения России Аззат Кыхыев, руководитель РОО «Трезвый Алтай»: «Я иду по одномандатному округу №18. В него входят 26 населенных пунктов Онгудайского района, это все села за исключением Онгудая, Шашикмана и Каракола». Он высказался против спаивания народа, за запрет продажи алкоголя на территории Республики Алтай, за развитие алтайского языка. Ему необходимо собрать 207 подписей в свою поддержку.

Сергей Михайлов отметил: «Молодой человек идет по округу, а я прошу вас поддержать нас по партийному списку. Это разные вещи и разные бюллетени. Вы можете Аззата поддержать как одномандатника, а в партийном бюллетене за нас проголосовать. Нам нужно собрать примерно 4800-5000 голосов со всей республики, тогда мы получим один мандат. А чтобы мы одновременно с Мергеном Михайловичем прошли и получили два мандата, нам нужно набрать где-то 18 тысяч голосов. То есть, один мандат – это относительно легко, а второй – это прямо нужно прыгнуть выше головы... У меня основная надежда на мой третий округ, я сам живу в городе, в прошлый раз оттуда избирался. Сейчас хожу там, общаюсь с избирателями, в целом реакция хорошая. Если я пройду по округу, а список получит пять процентов, то мы попадаем в Госсобрание вдвоем. Это гораздо легче, чем одному. В 2010-2014 годы нас вместе с коммунистами было 9 человек, мы решали что-то, договаривались, могли что-то координировать. Ну и в целом, надо сказать, что коммунисты в Республике Алтай, может быть, иногда договариваются, но в целом КПРФ в Республике Алтай относительно неплоха. Сейчас Мария Демина к коммунистам присоединилась, ее же, вы знаете, выгнали из партии «Родина» за то, что она Грудинина поддерживала, а Путина не поддерживала. Сейчас вообще есть надежда на то, что в Госсобрании будет очень интересно. Может быть, даже будет 21 голос за разные хорошие идеи, и тогда мы блокируем закон про продажу алкоголя в турзонах, и на первой же рабочей сессии вернем всенародные выборы глав районов. Вы же знаете, что вашего главу района вы теперь не избираете всенародно, а мы не избираем мэра Горно-Алтайска. Наш Виктор Облогин был, может, и засидевшимся на своем посту, но при нем каждый понедельник в 10 утра любая бабушка могла прийти на планерку и прямо в глаза мэру сказать, что, например, нам опять не починили улицу. Он тут же поднимал начальника управления – ну-ка, мол, Колесниченко, почему не починили улицу? А сейчас, как назначили Сафронову, там, как мне говорили, посадили полицейского на входе, она принимает по записи... То есть, все стало гораздо хуже. Облогин, кстати, тоже идет в Госсобрание, мы с ним переговорили, он поддержал идею о возврате всенародных выборов, мы в газете об этом сообщили, можно почитать. Вот, думаю, что будет очень интересно, но для этого нужно получить какие-то существенные силы, лучше всего 21 голос или больше немножко. Я призываю вас по бюллетеню голосовать за Партию народной свободы, а по округам – за народных кандидатов. Что же касается конкурента Аззата Кыхыева по округу, господина Уханова, то он 13 июля 2018 года голосовал за повышение пенсионного возраста. Я долго хожу по избирателям. Но только вчера случайно встретил женщину в Куроте [село, фактически слившееся с Караколом], которая на полном серьёзе сказала – это же хорошо сделали, что пенсионный возраст повысили... (смех в зале, - прим. авт.).

Я очень удивился, сказал – а вот, знаете, у меня тесть, он был дальнобойщик, работа очень тяжелая, и он в 59 с половиной лет скоропостижно умер. Он бы, наверное, не дожил до 65 лет. Она мне отвечает – нет, хорошо что подняли, а то пенсионеры повадились работать до 80 лет! (смех в зале). Ну, есть же разные работы – где-то приходится спину гнуть, а где-то человек ручкой пишет, сидя. И вот она из тех, кто сидит и пишет. Не понимает она. Так вот, господин Уханов за это голосовал... По другим округам тоже идут кандидаты от власти, которые голосовали за это позорное решение. Некоторые, правда, спрятались. Например, Сергей Ефимов – он спрятался в партийном списке «Единой России», а по округу не пошел, потому что понимает, что ему скажут — куда лезешь-то? Ты много дел натворил, но 13 июля 2018 года совершил последнее дело, проголосовал в поддержку повышения пенсионного возраста. Надо за этим смотреть и людей просвещать – вот, смотрите, по вашему округу идет Уханов, а 13 июля 2018 года он проголосовал за повышение пенсионного возраста... Кстати, то, что мы это знаем, кто как голосовал, за это надо поблагодарить Виктора Васильевича Ромашкина – он несколько лет назад сумел принять закон, по которому результаты голосования раскрываются. Как человек, который занимается референдумами, я знаю, что всего в двух субъектах федерации есть такой закон - у нас и в Псковской области. Здесь Ромашкин себя сильным проявил...

Нам сейчас нужно получить официальную регистрацию. Мы собрали 500 подписей, вчера еще подписей 50 собрали, сегодня, надеемся, еще соберем... Надеемся, что в двадцатых числах июля мы подадим документы, избирательная комиссия не сможет придраться и нас зарегистрируют. И вот после этого начнется официальная агитация и, я надеюсь, мы еще сюда приедем.

Про земельный вопрос

Мерген Михайлович в ходе кампании на должность главы Онгудайского района высказал очень хорошую идею о земле, но ее, к сожалению, его оппоненты вывернули – он говорил об инвентаризации, имея в виду, что нужно давать людям землю, а его оппоненты солгали людям, что инвентаризация - это отъём земли. Я недавно выступал на митинге в Черге, где Алтайское экспериментальное хозяйство отобрало у людей несколько десятков тысяч гектаров земли, и ко мне после митинга подходили люди и один из них мне рассказал, к примеру – ты понимаешь, мне дали 11 гектаров неудобицы, я её облагородил, у меня 8 коров, у меня дочка поступает, а в прошлом году у меня эти гектары отняли, потому что они не были оформлены в собственность, и отдали одному из руководителей хозяйства. А если бы были оформлены — не смогли бы отнять. У вас в Онгудайском районе ситуация более-менее благополучная, а вот в Усть-Коксинском районе, например, с землей плохо... Ну и у вас, я знаю, женщины ходили судились, сейчас в Арбитражном суде что-то сдвинулось... из-за того, что границы сел были не определены... Думаю, мы эту проблему для сельских жителей должны озвучивать максимально громко.

В то же время, у районов есть десятки тысяч гектаров фонда перераспределения, а я как бывший депутат знаю, что есть норма, согласно которой можно людям эту землю дать в аренду на пять лет с правом выкупа за небольшие деньги. Если нас зарегистрируют, нужно будет эту проблему поднять на всю республику, мы идем в Госсобрание, чтобы не деньги из бюджета пилить, а чтобы после стольких лет проблему эту решить. У нас работает хорошая команда, в том числе из Новосибирска приехал Станислав Шевченко, он активист «Голоса» – организации, которая наблюдает за тем, чтобы выборы проходили честно, в то же время он известный организатор выборов. Мы надеемся, что у нас все получится, мы проведем кампанию и получим, может быть, даже больше, чем рассчитываем.

Отвечая на вопрос Эммы Тыйдановой о том, возможна ли в республике инвентаризация земель, Михайлов отметил, что, конечно, возможна, но термин это сложный и не всем понятный, а потому оппоненты могут вводить избирателей в заблуждение (как и случилось ранее в ситуации с Мергеном Теркиным, - прим.авт.): «Люди же боятся, что придут и скажут — а почему у тебя не все засеяно, например... В целом, я уверен, что реинвентарнизация даже больших объемов земель возможна и мы будем этого добиваться».

«Земли гослесфонда выкупаются богатыми людьми из Москвы, Новосибирска, Санкт-Петербурга», – пояснили Сергею Сергеевичу суть вопроса. Тот ответил, что инструмент для получения информации по таким землям есть уже сейчас – запрос от СМИ в определенные инстанции, но он не является специалистом по земле, здесь помогла бы помощь знающих людей, которых Сергей Михайлов призвал к сотрудничеству: «По закону, по запросу СМИ информация в течение 7 дней обязана быть предоставлена». Есть и второй пусть – «даст Бог, станем депутатами и тогда можно будет направлять депутатский запрос. Он не такой быстрый, но его власти больше боятся».

Про референдумы

Относительно программного заявления Аззата Кыхыева Михайлов сказал следующее: «Я фанат такого механизма как референдум. В таких местах, где депутаты представляют не народ, а начальство, мы пытаемся использовать референдум, чтобы люди решали напрямую. В Якутии была попытка – мы о ней писали в газете – в одном из поселков провести антиалкогольный референдум. Она пока неудачная (видимо, алкомафия уговорила людей не приходить), но была идея проголосовать на референдуме за то, чтобы в данном селе алкоголь не продавался вообще. В Якутии проблема, как у нас, местное население пьет, многие сильно болеют... Мне кажется, можно попробовать так же, это будет добрая полезная инициатива.

Я - координатор сообщества «Референдумы – наше право», по всей России я занимаюсь тем, что помогаю составить документы тем, кто хочет попытаться провести где-то референдум. Может быть, вы слышали про Шиес, Архангельская область? Их не пускала избирательная комиссия, придираясь к запятым. 19 января я съездил к ним в командировку, помог правильно расставить запятые, они дошли до заксобрания, оно им отказало, они выиграли областной суд – суд сказал, что референдум по этой гигантской свалке в 5 тысяч гектаров должен быть назначен. Но, к сожалению, Верховный суд России встал на сторону губернатора... Губернатор побежал в Москву – караул, меня хулиганы власти лишают!.. (Смех в зале). Надо попробовать с якутами связаться, я готов помочь в этом, чтобы попробовать провести местный референдум по алкоголю».

Аззат Кыхыев, в свою очередь, ответил, что связь с Якутией имеется, и там был некий глава Борисов, «он помогал по антиалкогольным законам, их продвинули, но вышло так, что народ к этому не подготовили, мы в своей организации берем курс как раз на утверждение трезвости... У нас также большой процент неподготовленности населения. С этим нужно работать, иначе это вызывать агрессию».

Сергей Михайлов с этим согласился, напомнив также, что есть еще один способ претворения своих чаяний в жизнь: «Есть еще один механизм, он похож на референдум, но не такой обязательный и он дешевле. Это муниципальный опрос. То есть, сельский совет принимает решение, что по какому-то важному вопросу мы проводим опрос, и в каждый дом заходит опросчик из сельсовета и спрашивает людей, за они или против... И сельский совет, опираясь на данные опроса, принимает решение. А решение, принятое таким образом – это сильно. Например, 85 процентов граждан сказали — хватит, мы не хотим, чтоб в нашем селе продавали алкоголь... Подумайте о том, какое село может быть пилотным. Это же будет хороший пример».

- Если бы не было сложностей с проведением референдума, если бы можно было провести один любой референдум, какой бы вы подняли вопрос? – прозвучал вопрос из зала к Аззату Кыхыеву. Один вопрос он выбрать не смог и стал почему-то говорить о том, какими качествами и знаниями должен обладать человек, который будет управлять нашим регионом.

- Вы хотите избирательный ценз какой-то ввести или что? – спросила Кыхыева та же девушка (антрополог из МГУ). Тот отвечал, что общественное положение не должно превалировать над отношением к алкоголю: «Пошел бы на выборы такой человек как бывший глава республики, часто употребляющий – его бы не выбрали даже несмотря на то, что он генерал». «У нашего бывшего главы республики кличка "кызыл тюс", – ввернул Сергей Михайлов, чем вызвал смех в зале, – всем известно, что он страдал и страдает [хронической формой трезвости]. Меня, тогдашнего депутата Госсобрания, пытались осудить за клевету за то, что я прямо на пресс-конференции перед его переизбранием сказал, что он страдает [хронической формой трезвости]. Мне рассказывали люди из Москвы, что иногда из Москвы звонили, а он был не на связи по причине своей, так сказать, болезни, и людям приходилось говорить, что он в горах. А что, у него спутникового телефона нет? – Нет, это такие горы, где нет спутникового телефона (смех в зале)».

Отвечая на прозвучавший вопрос девушки из МГУ, Михайлов заявил:

- 25 мая 2019 года в Москве мы провели собрание «стартовой» подгруппы федерального референдума по четырем вопросам. Первый из них – возврат пенсионного возраста, второе – отмена муниципального фильтра на выборах губернатора. Вот Мерген Михайлович сейчас сталкивается наглядно с тем, что такое этот фильтр – одних депутатов запугали, других купили, третьих обманули.... Может быть, они впервые депутаты, и вот к ним пришли, просили поставить подпись за Ефимова, мол, он такой честный... Ага, честным он был до 2011 года, пока Бердникову не продался. Третий вопрос – это возврат всенародных выборов мэров городов и глав районов. Я очень надеюсь, что мы сейчас выиграем выборы в Госсобрание, у нас там будет 25 человек и мы у себя эти выборы вернем простым законом. Но во всей России это отменено, осталось вроде бы восемь регионов, где это не тронули. И четвертое – это касается разных гигантских объектов с вредными для людей производствами, вот как в Шиесе строят гигантскую свалку, чтобы туда из Москвы мусор везти эшелонами... В Кировской области строят завод по переработке радиоактивных отходов, люди говорят – а что, у нас будет тут второй Чернобыль? А давайте мы вынесем этот вопрос на референдум! Там уже губернатор заявил, что это не можно выносить на региональный референдум, ну а раз на региональный нельзя, значит, надо на федеральный уровень... Так вот, 25 мая мы такую попытку сделали. По закону, Центральная избирательная комиссия в течение 10 дней после такой попытки обязана дать оценку вопросам. ЦИК уклонился от этого, они придрались к запятым, при этом сделали вид, что не обязаны нормы исполнять, если не зарегистрирована подгруппа. Там двойная оценка – подгруппу регистрирует региональная комиссия, а группу – федеральная. 10 июля мы получили ответ от госпожи Памфиловой, правда, подписала его Майя Гришина, секретарь ЦИКа, мы сейчас это будем обжаловать, потому что это совсем незаконно. Кроме прочего, мы планировали 13 июля в Горно-Алтайске провести такое собрание, сейчас мы его перенесли на 10 августа, потому что переформулируем вопросы. Собрание такое же, подгруппой референдума. Чтобы нам федеральный референдум запустить, нам нужно, чтобы в 42 субъектах РФ собрались подгруппы по 100 человек. В Москве собрать сто человек легче, но и в Республике Алтай тоже можно, если хорошие, важные темы. Может быть, кто-то из ваших активистов из Каракола сможет подъехать. Там будет либо четыре вопроса, либо пятый вопрос, связанный с заводами по переработке радиоактивных отходов – их хотят строить в семи регионах, мы сформулировали вопрос так, что если такой завод должен строиться в каком-то регионе, то волю насчет его строительства население должно выразить на референдуме региона, и это требуем прямо прописать в законе. Власть должна население уговорить, объяснить, какого размера будут "пряники", насколько безопасным будет завод и так далее... Видимо, 10 августа мы такую попытку предпримем, и, может быть, наша подгруппа из-за того, что московская подгруппа «завернута» из-за запятых, станет первой и госпожа Памфилова наконец исполнит свой долг по оценке вопроса так, как она исполнила свой долг 8 августа 2018 года, когда при всем сопротивлении они все-таки оценили вопрос о пенсионном возрасте положительно. Это мало кто знает, потому что в средствах массовой информации делали акцент на том, что произошло после, когда их с помощью запятых запутали и не дали провести референдум... Я по этому поводу пообщался с Валерием Рашкиным, это один из лидеров ЦК КПРФ, он мне сказал – ты понимаешь, мы от отчаяния уже некоторые вещи делаем, напоследок, теперь давайте вы пробуйте, мы присоединимся.

Эта история может стать историей национального уровня и может быть она с Алтая начнется, если мы преодолеем эти запятые на уровне Избирательной комиссии Республики Алтай. И вот когда преодолеем — ЦИК должен оценить только вопросы. Вот такая большая затея. Она больше, чем избирательная кампания в Республике Алтай, она может повлиять на всю Россию и я надеюсь, что повлияет. Напряжение в стране нарастает, я 13 декабря 2018 года выступал на «Радио Свобода» и начал с того, что у нас нарушаются даже такие, казалось бы, базовые конституционные права как право на свободу вероисповедания. По России репрессируют «Свидетелей Иеговы» [деятельность организации запрещена на территории России, Россия - государство, которое находится под международными санкциями за агрессию], это небольшая группа, они очень мирные, могут быть назойливыми, конечно, стучатся в двери, предлагают Библию, а в моей родной Республике Алтай, я так и сказал, наблюдаю, как на моих глазах преследуют Белую веру [деятельность организации запрещена на территории России. Россия - государство, которое находится под международными санкциями за агрессию]. В конце этой передачи я всё свел к своей любимой теме – механизму референдума и отметил, что, по большому счету, выбор у нас небольшой – референдум или Майдан! Выбирать нам. Майдан без крови не обошелся, а референдум может быть совершенно мирным механизмом изменения".

- Насколько актуальным будет четвертый вопрос, предложенный для референдума, для Республики Алтай? Для России – понятно, а для Алтая... Есть ощущение, что тут есть какая-то защищенность, – прозвучал еще один вопрос от московских учёных.

- Газопровод «Алтай» через Укок – не знаете, какие здесь были протесты? - спросил, в свою очередь, Михайлов.

- Это да, знаю, слышала...

Сергей Михайлов: - Это было в начале 2000-х годов, а вы думаете, они не вернутся к этой истории? Россия становится "вассалом" Китая, а что потребует сюзерен от вассала? Отдай сырье, строй газопроводы, по Укоку строй, по вот этим древним могилам... Очень хороший вопрос вы задали, возможно, мы пятый наш вопрос расширим – там можно сформулировать не только про радиоактивные отходы, но и вообще про все крупные инфраструктурные проекты... У нас в начале 2000-х годов были общественные слушания в зале ГАГУ, бывший ректор Табакаев притащил студентов, которые хлопали и орали «ура Газпрому!». За мной сидел представитель Газпрома. Я выступил, сказал, что мы и китайцев боимся, потому что они здесь 250 лет назад геноцид устроили, и вообще – зачем? А представитель Газпрома мне сзади говорит – молчи, мы на тебя натравим суд, натравим приставов, дом у тебя арестуем... прям открыто, на общественных слушаниях. Ну, он не знал, кто я такой, я всё это в газете написал... Вот как только что-то серьезное такое будет...

Почему проблема референдумов так актуальна – потому что в России возникла парадоксальная ситуация: мы, казалось бы, депутатов избираем. Вот Вячеслава Уханова же граждане избрали, а он идет и наперекор воле граждан принимает решения... они сначала принимают их завуалированно, эти антинародные решения, не очень их видно, а потом в какой-то момент они думают, что избиратели совсем уж ни в чем не разбираются, и уже нагло действуют... И тогда мы вспоминаем, что есть механизм референдума. Про это есть анекдот: есть люди, которые вызывают желание корону у них на голове поправить лопатой. И вот то же с нашей властью, которая засиделась и забронзовела – корону пора уже поправить, причем совершенно мирно - референдумом вместо лопаты. И если идея референдума проникнет в массы и десятки миллионов людей скажут - эти вопросы - в нашем сердце, Владимир Владимирович, мы тебя уважаем до сих пор, но только попробуй нам не дай это провести – никуда они не денутся. Потому что можно объяснить, что Алексей Навальный украл весь лес, но что весь лес украл вопрос о том, чтоб вернуть пенсионный возраст – даже самой темной бабушке объяснить будет невозможно, она скажет — идите нафиг, я вижу, какой это вопрос и он хороший, – сказал Сергей Михайлов.

Про смысл жизни

Мерген Теркин также поделился видением насчет некоторых прозвучавших вопросов:

- Насчет борьбы с пьянством – все это, как говорится, разговор. Давно это было, сколько я живу – помню, в сельских советах, колхозах, совхозах это была беда. Сегодня мы считаем, что этого вообще не должно быть. Тем более, люди, которые у власти, тем более – депутаты, они должны быть образцом для всех. Если только человек употребляет спиртное – ему не место там, мы так считаем. Может, и жестко – но так. (Сергей Михайлов: «Можно я чуть-чуть добавлю? Был такой человек, его звали Виктор Франкл, он психолог и так получилось, что он оказался в нацистском концлагере, он там не сломался, они там организовали службу тайной психологической помощи и спасли многих людей, которые были на грани смерти. Когда нацистов разбили, Франкл написал ряд книг, где говорил о том, что алкоголизм и наркомания связаны с тем, что люди утрачивают смысл существования. Смысл должен быть, и в том числе люди обретают его в вере. Становится плохо — человек с Богом разговаривает, собираются вместе люди – вместе разговаривают, молятся. Ну и кроме того, чтобы смысл был, человек должен крепко стоять на своей земле, свой клочок земли, чтоб там коровенки его паслись, чтобы человек мог ребенка своего отправить учиться и чтобы у него не отбирали землю, которую он 11 лет из неудобья превращал в нормальное пастбище... в то же время мне кажется, что идея насчет отказа от алкоголя, если вы честно будете ее реализовывать, не популистски, – не пойдет человек ночью за бутылкой за 20 км, не пойдёт - удержится от запоя, жена от него не уйдёт, дети, разве это плохо?»).

Про сотрудничество с "Листком", Хорохордина и про запреты на веру

- Эмма Эжеровна вам в редакцию приносила два материала, там сказали, пока вы сами их не посмотрите – не опубликуем, а если мы вместе работаем, почему навстречу друг другу не пойти? – вопрос из зала.

- Вы, может быть, заметили, у нас газета стала позже выходить, из-за выборов у нас огромная нагрузка, вот мои сотрудники не дадут соврать – в последнее время материалы в типографию сдаем в четыре часа ночи где-то. Я просто не успел, я видел обе эти заметки, – был ответ Михайлова.

Эмма Тыйданова, в свою очередь, предложила, чтоб статьи от каракольцев регулярно появлялись в «Листке»: «Потому что это наша боль». Сергей Михайлов ответил, что с удовольствием бы работал с кем-то, кто согласен выступать в качестве районного корреспондента. «А вы юридически нас защитите?» – последовал вопрос. «Да. Хочу отметить, что у нас есть приложение на алтайском языке, которое мы как раз начинали с вашими людьми, с Алексеем Аилгаковым, первое время я боялся, что там будут какие-то экстремистские призывы и мне переводили эти тексты, сам я по-алтайски не говорю и не читаю, кроме нескольких слов. Я видел, что там просто гимны в честь природы – аржанов, кедра... Можно и про веру писать и на русском, и на алтайском, но единственное, что нельзя делать – я знаю, что вы остро оппонируете буддистам, и вот не надо их совсем уж ругать. Если только они что-то совсем уж противоправное, противозаконное сделают – тогда будем ругать, а так не стоит...

Еще хотел сказать, что когда мы выдвигали Мергена Михайловича в список нашей партии, то в Москве (я коллега Михаила Касьянова, бывшего премьер-министра России) у нас возникла дискуссия. Конечно, люди в Интернете посмотрели – ага, Мерген Теркин, экстремизм, еще какие-то вещи. Я сразу сказал – мы тоже думали что-то плохое, а потом получили письмо от специалиста-религиоведа из Москвы, Доронина. Здесь у нас присутствует его коллега, и я очень надеюсь, что ее полевое исследование поможет снять с людей клеймо бандитов-экстремистов. Так вот, на федеральном политсовете я процитировал Доронина, и объяснил, что мы знаем вас давно, считаем, что это несправедливое давление властей на вас и связано оно с тем, что вы не прогибаетесь, не бежите к властям на задних лапках с просьбой "дайте бюджет попилить, а мы за это за Путина проголосуем"... В результате я их убедил – из 17 человек только один был против, остальные сказали, что верят специалисту. В отношении вас была организована настоящая травля, через ГТРК «Горный Алтай», ГТРК «Бурятия»...

Насколько я знаю, Татьяну Кончеву (а она косячит) просто вызвали в ФСБ и сказали — дай вот этот материал, а то мы тебя за твои проделки... Кобзева так же вызвали, он в своем материале и Доронина цитировал. Насколько я понимаю, Кобзев опаснее Кончевой, потому что он очень умно и коварно искажает... Доронин это увидел и обиделся, прислал большое письмо – "я исследователь, почему вы считаете, что я участвую в этой травле? Я вообще считаю, что не надо их трогать, пусть люди молятся". Но и он не одобряет вашей острой реакции на буддистов.

Я имел беседу с благочинным Георгием Балакиным и спросил у него – вы православный священник, правда ли, что православная вера - самая верная? Он сказал не «я считаю», а «православная церковь учит, что православная вера - самая верная». Это естественное свойство любой религии и если за это преследовать – надо все религии тогда преследовать. В общем, на федеральном политсовете все проголосовали и даже отдельно отметили, что мы выступаем за религиозную терпимость на Алтае и особенно за то, чтобы традиции коренного населения защищались и не попирались, в том числе религиозные традиции».

Чтобы изменить ситуацию с отношением и гонениями на вашу веру, нужно выходить на СМИ всероссийского уровня, считает Михайлов. «Сейчас неизвестно, станет ли главой региона Хорохордин, уже приезжал спасать ситуацию большой чин из администрации президента Харичев, потому что люди возмущаются — что это нам какого-то шофера прислали. Знаете же, кто такой Хорохордин? Убрали Бердникова – я радовался, сколько лет мы пытались его убрать, потом читаю – руководитель ГЛОНАСС... я сам инженер-компьютерщик, думаю – о, поставили умного человека, космический инженер. Потом читаю — не инженер, а финансовый руководитель, ладно, это хуже, а у нас от Партии народной свободы идет Виктор Рау, он из Алтайского края, и получилось так, что он знал Хорохордина с младых ногтей и говорит – а, так это нашего Андронова личный шофер. Дворником работал, был шофером, ну, парень такой верный, и на него оформили подставную фирму от «Алтайавтодора», это огромные деньги, ремонт дорог, там ведь очень много что можно украсть... А наша власть, к сожалению, занимается тем, что они, например, крадут на «Алтайской яме», а на остатки пытаются что-то строить... и вот в итоге Андронов из Алтайского краевого заксобрания добрался до Москвы, а Хорохордин за ним шел. И в 2012 году «Форбс», федеральное СМИ, опубликовал большую статью о том, как хакеры вскрыли переписку... Тогда еще никто не знал, что Хорохордина к нам на Алтай отправят врио. И вот в переписке той они открытым текстом договариваются об откатах. Это преступление, за которое нужно сажать на 10 лет, в Китае за такое иной раз расстреливают на стадионе...»

- Кобзев вроде бы 23 июня написал, что накануне был семинар со средствами массовой информации и теперь зарегистрированные СМИ обязывают при упоминании ими Ак тян писать «запрещенная в России организация». Это правда?

- Да, это правда. Мы в редакции это обсуждали, но ведь слово из алтайского языка по-русски можно разными способами написать... мы пишем «ак тян», возможно, это неграмотно с точки зрения алтайского языка, но в русском языке же нет такого слова. И, главное, словосочетание "ак тян" наши власти не внесли в список запрещённых. Похожие внесли, а его - нет. Так вот, в редакции мы решили, что если будут до нас докапываться из-за Ак тян, то мы будем писать так: Ак Тян - организация, деятельность которой запрещена на территории России. Россия - государство, которое находится под международными санкциями за агрессию.

(смех в зале).

Расшифровку видеозаписи встречи подготовила Инна Жулаева

P.S. Встреча продолжалась ещё долго. В перерывах учёные из МГУ беседовали с некоторыми участниками собрания - их интересовали обычаи и верования жителей района. Отвечая на вопрос одной из девушек-антропологов о том, почему раньше не были распространены коллективные молебны, участники собрания рассказали, что раньше, действительно, алтайцы обычно "кормили очаг" каждый в своём доме, при этом старшие велели детям следить за окнами и дверью - не дай Бог, увидит участковый или председатель сельсовета.

Сергей Михайлов тут же посоветовал учёным найти и прочитать книгу Лазаря Кокышева "Дети гор", которая начинается как раз со сцены тайного молебна женщин, стариков и детей на горе (мужчин не было, они в это время воевали на Великой отечественной) - участники этого молебна также боялись, как бы власти не прознали...

Увы, сейчас история повторяется. Так, на минувшей неделе власти вновь взялись давить на верующих. Дословные расшифровки рассказов об этом мы надеемся опубликовать на следующей неделе.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.83 (6 голосов)